ВАЖНО!
www.sado.tj - Музыкальный портал

Трудно сказать, когда на месте нынешнего Худжанда появилось первое поселение: ясно только то, что это было очень давно. Официальной датой основания Худжанда считается 514 г. до н. э. Александр Македонский, завоевав город, дал ему имя Александрия Эсхати. В 8 веке Александрия попала под власть арабов, а в 13 веке сюда пришли татаро-монголы, которые и уничтожили ее почти полностью. Но местоположение Худжанда на реке, на пересечении нескольких торговых путей, в том числе Великого шёлкового, было слишком удачным, чтобы ему оставаться в запустении. Город возродился, став крупным научным, политическим, торговым и культурным центром. В 1866 г. Худжанд отошёл к Российской империи, в советское время был переименован в Ленинабад.

Гульбахор Махкамова: меня вполне устраивает мое текущее состояние и положение дел

Гульбахор Махкамова: меня вполне устраивает мое текущее состояние и положение дел
Тип статьи:
Авторская

Гульбахор Махкамова, учредитель микрозаемного фонда «Имон Интернешнл», намерена запустить в Согдийской области исламский банкинг. В начале 2018, после 18 лет руководства, она покинула пост генерального директора организации, чтобы заняться научной работой.

На почве этого появились различные слухи, особенно после того, как Нацбанк заявил, что «в деятельности «Имон интернешнл» выявлены некоторые недостатки». Гулбахор Махкамова сказала 29 июня в интервью с Радио Озоди, что не хочет комментировать то, что произошло полтора года назад, но и не собирается возвращаться. По ее словам, сейчас у нее появилось больше свободного времени для себя и семьи и своей научной работы.
Радио Озоди: Вы заявили о намерении запустить исламский банкинг. Почему вы уверены, что эта система будет успешна в Таджикистане?
— Микрозаемный фонд «Имон» подал документы в Нацбанк для получения разрешения на открытие исламского окна, мы в ожидании ответа и готовы к запуску. Большая часть сотрудников прошла обучение и сертификацию. В Таджикистане в 2014 году был принят закон «Об исламском банкинге», и Нацбанком подготовлена вся нормативная база. Исламские финансы, как известно, запрещают выплаты процентов и денежные спекуляции, их по-другому называют альтернативным банкингом или партнерским, и он обретает популярность не только в исламском мире.
Центром развития исламского банкинга в Европе считают Великобританию. Рост, достигнутый исламским финансовым сектором за последние пару десятилетий, был поразительным. Согласно отчету Thomson Reuters о развитии исламских финансов за 2018 год, в 2017 году активы, соответствующие шариату, достигли общей суммы в 2,44 трлн долларов, а к 2023 году финансовые активы, соответствующие шариату, достигнут $ 3,8 трлн, в среднем годовой рост составит 10 процентов.
В настоящее время в 80 странах действуют около 1400 исламских финансовых учреждений. Но, несмотря на это, в глобальном масштабе эта отрасль все еще невелика, представляя лишь один процент мировых финансовых активов. И тем не менее, я считаю, если она востребована, и проявляет себя более кризисоустойчиво, и здесь сконсолидированы огромные ресурсы, если она более справедливая, и есть правовая база в РТ – почему бы и не начать?
В конечном итоге, ведь речь идет о привлечении инвестиций на развитие отечественного бизнеса. В направлении развития исламского финансирования мы хотим сделать упор на цифровизацию, и поэтому концепт нашего исламского окна paperless cashless. Если дадут разрешение, то «Имон» готов служить тестовой площадкой и помочь в практическом плане реализовать идею.
«Я не планирую возвращаться»
Радио Озоди: Мы впервые говорим с Вами после того, как Вы покинули пост руководителя «Имон». Сейчас вы вновь запустили новый проект в рамках этой финансовой организации. Как Вы объясните свое возвращение?
— Я ушла с поста исполнительного директора МДО ИМОН Интернешнл. И не планирую возвращаться. Моя роль была и есть в качестве одного из учредителей. И этого ни отнять, ни перечеркнуть. Мы вместе с коллегой Санавбар Шариповой посвятили 20 лет профессиональной жизни построению этого института. В его стратегическом развитии мы вместе принимали и будем принимать участие.
Радио Озоди: Можете ли Вы прокомментировать то, что произошло год назад и какова сейчас Ваша позиция в этой структуре?
— Комментировать то, что произошло год назад, я не буду, произошло обычное явление для любого большого бизнеса — уход учредителя с операционки и менеджмента, а то, что со мной происходит сейчас, вполне меня устраивает. Я более свободна, мобильна, появилось больше времени на себя и семью, занимаюсь научной работой – скоро выйдет моя вторая научная монография, полностью посвящённая становлению женского предпринимательства в стране. Я путешествую, открываю много нового, за полгода 2019 года меня пригласили в качестве спикера и делегата на 16 международных конференций!
Существенно расширила круг знакомств и свою профессиональную сеть. Тема развития женской экономики, финансовой инклюзивности, развития малого и среднего бизнеса, то, чем я занималась всю свою сознательную жизнь, востребована как никогда — это в тренде. Мне есть, что сказать с высокой трибуны, за плечами огромный опыт практической работы и я счастлива, что могу достойно представлять страну на любом международном мероприятии.
Ничего не заставило бы меня повернуть назад, ни о чем не сожалею.
Радио Озоди: В Таджикистане, на фоне банковского кризиса, президент объявил 2019-й год — годом поддержки предпринимательства, привлечения инвестиций. Как Вы считаете, меры, предпринимаемые властями, правильные, достаточные для оживления ситуации?
— Если количество малого и среднего бизнеса не увеличилось, если его доля остается ничтожной в экономике страны, если не создаются новые продукты и услуги, новые рабочие места, инвестиции не приходят – о какой эффективности может идти речь? Для анализа эффективности мер нужна объективная информация, я ею не располагаю – информация из налоговых органов, в отчетах различных оценок деловой среды, из уст самих предпринимателей, органов местной власти – зачастую противоречивая. Для начала надо наладить систему оценки и мониторинга в стране, потом объективно измерять прогресс и вносить корректировки в стратегии и политики.
Радио Озоди: Если бы у Вас была возможность обратиться к президенту Таджикистана, что бы Вы ему сказали?
— «Чем я могу помочь?»
«Я не стремлюсь в парламент»
Радио Озоди: Через год в Таджикистане выборы. Вы — депутат областного маджлиса, опытный человек. Не хотели ли бы Вы попробовать войти в парламент страны? И если да, то какой закон Вы хотели бы принять?
— Я не чувствую себя комфортно будучи депутатом областного уровня, и тем более не стремлюсь в парламент. И вот почему. Депутат — это не освобожденные от своей основной работы люди. Поэтому все общественные дела делаются нами в свободное от работы время. Это серьезная нагрузка и ответственность.
Я часто встречаюсь со своими избирателями, узнаю из первых уст их проблемы и чаяния. Многое упирается в несовершенство нашей социальной системы, чаяния моих избирателей одни и те же как у остальной части населения страны – разбитые дороги махаллей, скудное финансирование школ, отсутствие социальной помощи для особо уязвимых. Местные власти делают все возможное, и местные предприниматели не отмахиваются – поддерживают, чем могут.
Я стараюсь вносить предложения по улучшению жизни избирателей, но не всегда, видимо, делаю это успешно. Из 5 моих обращений только в этом году, ни одно не было поддержано в связи с ограничениями финансирования бюджетом города и области. У депутата нет серьезных экономических рычагов, наша задача — вовремя донести ту или иную проблему, предложить пути ее решения на уровне администрации, исполнительной власти. Это должно было бы помочь правильно направлять те ресурсы, которые есть в области, для максимально эффективного развития и создания комфортных условий для населения.
Я думаю, что могла бы принести больше пользы на другом поприще, например, через работу Национальной ассоциации деловых женщин Таджикистана, организовывая курсы переквалификации женщин или разрабатывая проект по созданию школы акселератов, или для кризисного центра “Гулрухсор”, повышая квалификацию социальных работников, то есть привлекая гранты и инвестиции, реализовывая социально значимые проекты для страны. Здесь нет внешних факторов и многое в моих руках.
Радио Озоди: Вы — успешная женщина, предприниматель, Вы — независимый человек. Предложите в качестве совета другим женщинам три шага, которые Вы считаете важными для осуществления своих планов.
— У каждого разумного человека должен быть смысл жизни, и если вы его нашли, то вы счастливый человек. Когда вы знаете свое предназначение, ничего уже не страшно – ни падения, ни пересуды, ни смена власти и формаций. Ищите свой духовный корень, смысл жизни и наполняйте свою жизнь содержанием.
Радио Озоди: Вы посетили хадж. Скажите, после этого поменялась ли Ваша жизнь, Ваши взгляды? Вы даже стали носить платок...
— В прошлом году мы отмечали 70-летие мамы, и внуки подарили ей путевку для совершения Умра (малый хадж). Позже мы осознали, что по состоянию здоровья и возраста ее отправлять одну невозможно. Я, как самый старший ребенок в семье, согласилась ее сопровождать. Как говорится, время и час, когда Аллах призовёт к дому своему, никому не ведомо. Я была счастлива, во-первых, сопровождала маму, во-вторых — еще раз открыла для себя Ислам. Это не тема данного интервью, и вообще отношение к Всевышнему — сокровенные вещи, не хочу эту тему развивать публично.
Относительно моего ношения платка, я не считаю «чуждым» нашему народу и культуре. Моя бабушка, Джураева Робияхон, в 25 лет была избрана депутатом Верховного Совета СССР, всю жизнь посвятила преподаванию в ВУЗе, была замужем за коммунистом от плоти и крови. Ни советская система, с ее пропагандой, ни убеждения мужа не заставили ее снять платок и вступить в коммунистическую партию. Женщины нашего рода имеют особое чувство внутренней независимости. Если я надела платок, то это исключительно мой выбор и ничто не может быть мне навязано внешними факторами или чужими убеждениями.

Хиромон Бакозода

Источник: OZODI.ORG

63
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...